Авторизация



Наши партнеры

Новостная лента сайта

Сноубордисты 69

Погода

Яндекс.Погода
Яндекс.Погода

Афиша

consultant
 
...

Реклама

Главная Статьи Путешествия Наши друзья, турклуб Вездеход, совершили восхождение на Эльбрус

Покорение Эльбруса: фото 1Наши друзья, турклуб Вездеход, совершили восхождение на Эльбрус. Это большое событие в жизни многих людей, не только тех, кто непосредственно покорил вершину, но и тех, кто помогал ребятам с организацией и подготовкой. Эта статья - дневник восхождения. Читайте и завидуйте!

Ну а не поленившихся дочитать дневник до конца ждет видеоматериал :) 

01.08.2010

В 8 часов утра у здания администрации Удомельского района состоялся отъезд команды горных туристов. Нашей задачей было совершить восхождение на высочайшую точку России и Европы и установить на ней памятный знак в форме звезды, посвященный 65 лет победы.

К реализации этого проекта мы готовились год. Год постоянных тренировок, составления тактического плана восхождения, изыскания средств, оформления необходимых бумаг и закупки снаряжения. Из 10 человек, первоначально вызвавшихся участвовать в этой экспедиции, до восхождения дошло 5. Остальные «отсеялись» по разным причинам. Кого-то не отпустили на работе, кто-то просто испугался, кто-то заболел, а кто-то понял, что пока не готов к такому серьезному мероприятию. Дисциплина в группе на период подготовки и нахождения в экспедиции была установлена железная.

Проводить нашу команду пришла Жанна Сермакшева, главный специалист по работе с молодежью соответствующего отдела городской администрации. Жанна очень близко к сердцу восприняла наш проект, она помогала на каждом этапе реализации и очень переживала за каждого участника.

Покорение Эльбруса: фото 2

Наш отъезд был заснят на видео нашим станционным телевидением. Каждый участник сказал пару фраз перед камерой, и мы погрузили рюкзаки в автобус Законодательного Собрания Тверской области. С транспортом нам очень повезло, потому что наш проект поддержал Андрей Николаевич Епишин, спикер ЗС Тверской области, который уже совершил восхождение на Эльбрус за несколько лет до нас.

Покорение Эльбруса: фото 3

Автобус домчал нас до Москвы и высадил на Казанском вокзале. Там мы дождались поезда Москва-Нальчик и заняли свои места. Температура воздуха в поезде была чуть больше 40 градусов Цельсия, поэтому мы не замерзли в пути.

02.08.2010

Жара. Даже ЖАРА. Я не знал, что могу столько потеть. Вагон без кондиционера. За бортом больше 40. Железная банка с людьми разогревалась на солнце, и не помогали приоткрытые окна. Кондиционер не роскошь, а средство выживания. Жаль, что его не оказалось. Жить можно было только ночью, когда температура в вагоне опускалась до 30. На станциях продавали воду, замороженную в пластиковых бутылках. Если завернуть бутылку в полотенце, можно было охлаждать перегревающихся детей и стариков.

Как работают наши коллеги в Иране летом?

03.08.2010

Мы все еще живы. Рано утром наш поезд прибыл в Нальчик. Нас встретила автомашина альплагеря Безенги, известного в России и далеко за ее пределами. У водителя в руках пакет с нашими пограничными пропусками и сим-картой местного МегаФона. Работать с Безенги понравилось, поскольку все оформлено на высшем уровне. Из минусов стоит отметить отсутствие документов, позволяющих подтвердить расходы в бухгалтерии. За транспортные расходы, оформление пропусков и сим-карты с 500 рублей на счету было уплачено 5400 рублей. Недешево, но оно того стоило.

Мы сели в машину и поехали. Ехали долго, останавливаясь по дороге и фотографируя достопримечательности. Водитель завез нас на поляну нарзанов, где мы пополнили запасы питьевой воды. Повсюду кафе и улыбающиеся лица.

Покорение Эльбруса: фото 4

Немного погодя меня и Колю высадили у МЧС Терскола, где нам предстояло зарегистрировать группу перед выходом на маршрут. Остальные участники восхождения поехали в Азау устанавливать лагерь. В МЧС очень обрадовались нашему появлению. У меня сложилось ощущение, что мы первые, кто добровольно регистрирует группу. Нам подсказали трехдневный прогноз погоды, обстановку в районе прохождения маршрута, телефон для экстренной связи и рекомендовали беречь себя.

Через некоторое время мы с Колей пришли к остальной части группы и помогли с установкой лагеря. Странно, но каждое резкое движение вызывает одышку. А ведь высота всего 2300 метров над уровнем моря. Зато температура воздуха ниже 30 градусов и от этого комфорта по телу разливается ее величество лень.

Лагерь поставили в верховьях Баксана, неподалеку от слияния рек Малая и Большая Азау. Реки в этом году бурные, полноводные. Сказывается длительная небывалая жара. Ледники тают. Если в такую реку бросить стеклянную бутылку из-под лимонада, то через 50 метров она должна превратиться в песок. Это в теории. На практике все равно завтра идти в Азау, там выбросим в урну. Но грохот каменных валунов, которые катит река, действительно впечатляет и очень напоминает раскаты грома.

Покорение Эльбруса: фото 5Покорение Эльбруса: фото 6

Попробовали отснять видеоматериал. Пытались побороть стеснение перед камерой. Вроде бы получилось, но все-таки хорошо, что мы готовили двух телеведущих для ведения репортажей с места событий. Один из них - Юра. Он смог поехать с нами. У него получается хотя бы четко и внятно говорить в камеру. Жаль, что к этой модели не подключить выносной микрофон, нашим телевизионщикам придется попотеть над монтажом фильма, особенно над звуком.

04.08.2010

Солнечное утро, пение птиц и шум реки. Хорошее начало хорошего дня. Надо будет зайти на эту полянку на обратном пути. Здесь даже мухи летают лениво и неторопливо. Может быть, у них горная болезнь? Хотя, скорее всего та же самая непонятная лень, которая чувствуется в каждом из живых существ, населяющих это местечко. Вот прыгнул ленивый толстый кузнечик. Не торопясь, словно нехотя, рядом прыгнула лягушка. Сытость и покой веяли над поляной.

Мы не спеша позавтракали, замерили пульс. Сердце тоже билось ровно и спокойно. Мы свернули лагерь. К нам в гости пришли лошади. Если бы они пришли на полчаса раньше, мы угостили бы их остатками своего завтрака, а сейчас нам было нечего им предложить. Лошади задумчиво кивали головами и фыркали.

Когда мы подошли к нижней станции канатной дороги Азау, то узнали в кассе, что билеты на канатную дорогу можно купить только от Азау до конечной точки подъема Бочки. Никакие доводы, что нам нужно подняться всего на одну станцию не помогали. Платить 600 рублей, если нужно подняться на 200 показалось нам нелогичным, и мы собрались идти пешком. Вдруг к нам подошел мужчина, одетый как шпион в советских фильмах и заговорщицким голосом спросил: «Это вам до Старого Кругозора?». Так мы за 200 рублей с человека без билета поднялись до станции канатной дороги Старый Кругозор.

Покорение Эльбруса: фото 7

На Старом Кругозоре нас уже ждали. Есть такое понятие «Национальный парк Приэльбрусье». Уже не первый год в прессе и на сайтах обсуждается вопрос поборов за восхождение. Снова группа мужчин, снова отсутствие каких бы то ни было документов. Нас предупреждали перед выпуском на маршрут о предстоящих поборах, предупреждали о сумме и о других деталях. И все равно я чувствовал себя униженным, платя 5000 рублей за группу и получая взамен цветную бумажку «Разрешение на посещение национального парка «Приэльбрусье»», в которой была указана оплаченная сумма 50 рублей. Денег не жалко, как ни странно. Задеты другие чувства. Но наша задача куда важнее, чем разборки с какими-то мелкими уголовниками.

Пережив этот неприятный момент, наша группа направилась вверх по дороге, ведущей на станцию Мир. Масса рюкзаков как будто бы увеличивалась с каждым шагом. Поначалу мы шли со скоростью обычного пешехода. Такой темп привел к тому, что через каждые 100 метров мы останавливались на привал.

Мы шли все медленнее, место начала тропинки по карте становилось все призрачнее. Пришлось высылать разведгруппу без рюкзаков для определения места схода с дороги, форсирования очередной горной речушки и выхода на тропу, ведущую к ледниковому озеру. Разведка, логика, карта и навигатор сделали свое дело: выход на тропу был найден. Тропа в горах часто представляет собой просто ряд каменных пирамидок, обозначающих безопасный проход. Ведь на камнях практически не остается следов. Идя мимо ледника Малый Азау, мы увидели двух человек, которые расположились на обед прямо над водопадом. Этот водопад с ледника дает начало реке Малая Азау.

В горах все названия очень логично связаны между собой. Сначала воспринять это сложно, но по мере накопления опыта очень помогает. Например, река Большая Азау образована талыми водами ледника Большой Азау. А потом Большая и Малая Азау объединяются неподалеку от поляны Азау. Вот такая интересная география. Правда, почему-то потом эти объединенные реки называются Баксаном и дают название целому ущелью.

Покорение Эльбруса: фото 8

Выйдя на тропу, мы сделали привал. Очередная разведгруппа ушла проверить состояние тропы на предмет проходимости с рюкзаками. Человек без рюкзака может пролезть везде. Это аксиома. Другое дело, когда за спиной 35 килограммов груза. Любое препятствие отнимает столько сил и времени, что голова волей-неволей заставляет искать обходные пути.

Покорение Эльбруса: фото 9

Разведгруппа вернулась с двумя новостями, хорошей и плохой: тропа проходит по осыпному гребню и с него можно запросто спикировать вниз. Но мы знаем, как ее обойти вдоль ручья справа от гребня. Найденный путь оказался хорош и сэкономил нам немало сил.

К 16:30 мы вышли на ледниковое озеро, уютно расположенное под ледником Малый Азау. На озере встретили группу, которая представилась, как группа академии наук. Они занимались отбором проб воды озера. На академиков они были не очень похожи, но мы тоже не выглядели ведущими инженерами. Немного погодя «академики» испарились в направлении Азау. Мы остались одни на берегу странного озера с коричневой водой. Говорят, в этой воде растворены какие-то вулканические породы. Пить ее, конечно, нельзя, но купание вроде бы полезно. А на дне озера лежат какие-то лечебные грязи. Поскольку мы не располагали достоверной информацией о физиологическом действии этой воды и грязи на организм человека, то для своих нужд использовали талую воду с ледника, находившегося неподалеку.

Покорение Эльбруса: фото 10

Перед сном провели тренировку по установке Звезды на валуне, рядом с которым мы разбили лагерь. Мы сняли на видеокамеру процесс тренировки. После установки Звезды поняли, что отверстие под шлямбур нужно бить не в естественной впадине на камне, а на самой высокой точке валуна.

Покорение Эльбруса: фото 11

Вечерний замер пульса показал умеренную нагрузку в течение дня, хотя по моим ощущениям я был выжат как лимон. У некоторых участников восхождения наблюдались умеренные головные боли. Сказывается набор высоты. За один день мы набрали 1000 метров. Это очень быстрый темп, поэтому на следующий день для лучшей акклиматизации по плану совершаем радиальный штурм перевала Эхо Войны. Если останутся силы, то штурмуем еще какой-нибудь перевал.

05.08.2010

Утро выдалось ясное. Нам вообще очень везло с погодой. Да и насчет всего остального тоже. Наверное, кто-то за нас усердно молился в Удомле. Утренний замер пульса порадовал, аппетит у ребят отменный. В гости на завтрак пришла горная коза с козленком. Мы сняли их визит на видеокамеру. Козы застеснялись мировой славы и скрылись за перегибом рельефа.

Едва мы успели позавтракать, как из-за скал вышла многочисленная группа питерских туристов в сопровождении пограничников. Эти туристы обновляли памятные таблички на перевалах воинской славы. Пограничники, увидев нас, заметно оживились. Они попросили предъявить наши документы. Когда я достал командирскую папку с комплектом документов, у пограничников расширились глаза.

В МКК перед выпуском на маршрут нас предупредили, что нужно сразу заготовить комплект и для пограничников тоже, потому что еще никому не удавалось избежать встречи с ними. Естественно, что получив в руки все интересующие документы, пограничники стали дружелюбнее, отвели стволы автоматов в сторону и даже заулыбались. Все-таки «Безенги» знает толк в бумагах…

Пограничники на Кавказе – это самый первый друг туриста. Они всегда рядом, даже когда МЧС далеко. В последние годы погранзаставы перенесли ближе к людям, в ущелья. Условия службы у них стали лучше, заставы новые, кирпичные. Но периодическое патрулирование горных массивов все равно проводится. И это радует. Хотя бы потому, что в случае ЧП на маршруте могут помочь не только МЧС. Нам выдали информацию по обстановке на перевалах, предостерегли от нарушения государственной границы и даже сообщили прогноз погоды. В ответ мы пообещали вести себя хорошо.

Позавтракав, мы собрали рюкзаки, оставив в лагере все лишнее. По горной тропе, петляющей между скальными осыпями, мы двинулись на плато Хотютау. Через некоторое время дорогу нам преградил ледник с грозным название Большой Азау. По карте тропа по нему проходила выше, но очень хотелось попробовать пройти траверсом в нижней его части, потому что так казалось ближе до перевала Эхо Войны. Ближе не значит быстрее. Несколько часов мы прыгали через небольшие трещины, обходили большие, карабкались на отвесные ледовые стены. Из-за жары кругом потоки воды. Очень пригодились ледобурные крюки. Через некоторое время наших блужданий в лабиринтах трещин мы вышли к подножию перевала Эхо Войны со стороны плато Хотютау.

Покорение Эльбруса: фото 12

На перевале Эхо Войны мы обнаружили группу белорусских туристов, которые удобно расположились на перевале на дневку. Дневка – самое сладкое слово для уха горного туриста. Это означает, что можно никуда не торопясь постирать белье, побольше поесть, подольше поспать и подлечить натертые ноги. Это день отдыха. Пообщавшись с белорусской группой, мы узнали, что из-за погодных условий каменные осыпи на перевале Хасанкой-Сюрюльген стали неустойчивы, поэтому они на него не пошли, а расположились здесь, на перевале Эхо Войны.

Покорение Эльбруса: фото 13

Мы посмотрели на обломки вертолета в районе перевала Хотютау. Спустившись на ледяное плато, мы пообедали, благо воды вокруг хватало, а продукты питания ощущались приятной тяжестью рюкзака. После первых успехов и обеда мы почувствовали, что можем сделать то, что не смогли сделать белорусские туристы. Мы решили штурмовать Хасанкой-Сюрюльген.

Штурм этого перевала интересен тем, что без применения специального снаряжения его прохождение опасно для жизни. Дима два года назад уже проходил этот перевал под руководством опытного горного туриста из Твери Александра Бережного. Кстати, Бережной – один из немногих туристов, совершивших успешное восхождение на Эльбрус в одиночку. Учитывая опыт, я назначил Диму лидером на штурме.

Перевал и вправду оказался непрост. Камнепад за камнепадом, отсутствие надежных точек для страховки. Перевал взяли, Дима на гребне, остальные участники залезли, цепляясь за веревку. Дима снял перевальную записку, на ее место положил нашу. Перед нами в 2009 году здесь побывала группа из Волгодонска. Приятно встретить следы коллег.

Покорение Эльбруса: фото 14Покорение Эльбруса: фото 15

Пока наша группа обследовала укромные уголки перевала, началась гроза. Гроза в Горах сопровождается большим количеством разрядов и сильным похолоданием. Не теряя времени, группа начала спуск. Веревка, которую мы брали на штурм перевала, оказалась короткая – всего 20 метров. С такой веревкой классически спускаться дюльфером затруднительно, поэтому на спуск пришлось потратить более получаса драгоценного времени.

После спуска мы снова связались в связки, надели кошки и пошли через ледник. На обратном пути в лагерь мы поступили умнее, и пошли там, где по карте проходит тропа. Идти было намного легче. Большинство трещин перешагивались, и лишь некоторые приходилось обходить. Мы с Димой шли впереди в связке – двойке, за нами следовала связка – тройка: Юра, Андрей, Коля.

Связка – это несколько человек, связанные между собой веревкой. От каждого зависит жизнь остальных. Не зря пел Высоцкий: «…Пусть он в связке одной с тобой, там поймешь, кто такой…». Связки применяются там, где возможен срыв человека в трещину, или просто падение с высоты. При срыве задача срывающегося попытаться затормозить падение, а задача остальных участников связки «зарубиться» ледорубом, то есть обеспечить фиксацию себя и товарища. Если другие участники не успевают «зарубиться», то падают вместе с сорвавшимся. Все очень просто.

Покорение Эльбруса: фото 15

Когда мы услышали сдавленный крик Андрея, внутри сжалась пружина. Пока мы с Димой разворачивались, чтобы увидеть, что произошло, услышал успокаивающую фразу Коли: «Я тебя держу». От сердца отлегло.

Развернувшись, мы увидели Колю, вытаскивающего из ледниковой трещины Андрея. Юра лежал на льду, навалившись на ледоруб. Мы с Димой поспешили ребятам на помощь. Когда мы все отдышались, стали осматривать Андрея. Никаких серьезных повреждений, можно продолжать движение. Ушибы не в счет. Кости целы, остальное заживет. Причину падения установили быстро: сломалась кошка…

Кошки – это насадки на горные ботинки, имеющие 12 стальных зубьев. Они обеспечивают зацепление ног альпиниста с ледовой и снежной поверхностью. Ремонт сломанной кошки в полевых условиях оказался невозможен. У нас была запасная пара кошек в базовом лагере, но до него нужно было еще дойти. Как идти по леднику в одной кошке? Очень медленно.

Пришли в базовый лагерь на озере только в сумерках. Устали безумно. Пульс в состоянии покоя более 130 ударов в минуту. Однозначно перегрузились. Как могли, приготовили ужин. После ужина сразу легли спать.

 

06.08.2010

С утра наша команда почувствовала прилив сил. Небо голубое, солнце яркое, настроение хорошее. Для экономии сил решили оптимизировать нитку маршрута. А именно, выходить не на Старый Кругозор, а на станцию Мир. Благо станция была хорошо видна километрах в пяти. Нас отделяет от нее язык ледника Малый Азау. После блужданий по Большому Азау мы были полны уверенности в своих силах.

Покорение Эльбруса: фото 16

На завтрак привычные мюсли. Снова замер пульса. По всем участникам норма. Вчерашние перегрузки организм перенес нормально. Пока еще мы в состоянии компенсировать недостаток кислорода.

Кстати, не только недостаток кислорода вносит вклад в гипоксию. Для активизации дыхательного центра человеку необходимо создать определенное количество углекислого газа в легких. Это свойство организма используют при реанимации, когда в легкие пострадавшего искусственно выдыхают «отработанный» воздух. В высокогорье концентрации кислорода и углекислого газа в воздухе примерно такие же, как и внизу, тогда как общая плотность воздуха ниже. Поэтому организму не хватает не только кислорода, но и углекислого газа.

Не спеша сворачиваем лагерь, укладываем рюкзаки, надеваем страховочные системы, кошки и выдвигаемся в путь. Движемся в том же порядке, что и вчера: впереди связка – двойка Чигарев – Воронов, позади связка – тройка Чуркин – Краснов – Бобров.

Связка – двойка более мобильна, но менее надежна, поскольку в случае срыва одного из участников, второй сможет лишь остановить падение первого. Для извлечения пострадавшего из трещины в связке – двойке необходима помощь других участников. В нашем случае это связка – тройка.

По мере продвижения по леднику вспоминаются предостережения, высказанные маршрутно-квалификационной комиссией в Твери: из-за аномального длительного повышения температуры в регионе Эльбруса ледники сильно подтаяли, трещины открылись, горные реки стали более полноводны. Подойдя к станции Мир, наша команда сделала привал прямо на леднике. Наскоро перекусили «перекусом».

Покорение Эльбруса: фото 17

«Перекус» - это отличное изобретение туристов. Состоит из полиэтиленового пакетика, наполненного различными орехами, нескольких карамелек, кураги и двух таблеток аскорбиновой кислоты с глюкозой. «Перекус» можно съедать, даже закрепившись на крутом склоне, повиснув на страховке. Основное назначение «перекуса» - подпитать организм туриста в условиях, когда полноценное питание готовить нецелесообразно, либо в перерывах между основными приемами пищи.

Для обнаружения приемлемого спуска с ледника в районе станции Мир вышла разведгруппа. После часа хождения по краю ледника стало понятно, что спуститься с него в районе станции Мир с 35-килограммовыми рюкзаками будет сложно. Мы приняли решение продолжить подъем по леднику вверх. По тактическому плану восхождения, согласованному МКК, сегодня нам необходимо попасть на высоту 3800 метров, в район «Бочек».

«Бочки» представляют собой большие бочки, установленные горизонтально. Рядом находится верхняя станция канатной дороги, которая так и называется «Бочки», или Гарабаши (по имени ледника, находящегося рядом). Внутри этих бочек стены обшиты фанерой, в одном торце бочки находится окно, в другом дверь. Бочка рассчитана на пребывание 10 человек. С каждым годом количество бочек на склоне увеличивается. Про стоимость проживания в бочках промолчим, потому что вопрос ценообразования на Кавказе зависит исключительно от вашего умения торговаться. Мы посмеялись над «матрасниками», которые живут в этих жилищах, не умея удобно утроиться в палатке. Через два дня во время прохождения над нами грозового фронта, мы вполне оценили удобство и безопасность проживания в более прочных жилищах, чем наши палатки.

Покорение Эльбруса: фото 18

Через три часа пути между трещинами ледника наша команда вышла на скальную гряду, с которой можно спуститься на дорогу, ведущую к «Бочкам». Поскольку время было обеденное, решили приготовить обед. Пока Дима и Коля готовили суп, мы сняли кошки, страховочные системы и приняли горизонтальное положение. Вдруг за моей спиной началось какое-то шевеление. «Наверное, чей-то рюкзак падает», подумал я. Но лица ребят, смотревших на меня, как-то исказились в ужасе. «Похоже, камень», запоздало понял я. Действительно, большой камень размером как раз с наш рюкзак, прилетел со склона и замер в двух метрах от моей головы. Присмотревшись к склону, мы поняли, что он камнепадный.

Камнепад – очень опасное и распространенное явление в Горах Кавказа. Яркое солнце к полудню разогревает камни, лежащие друг на друге и скрепленные между собой льдом, как цементом. Лед плавится и камни «оживают». Их положение становится неустойчивым и тогда достаточно легкого воздействия ветра, или неосторожного движения туриста, чтобы вызвать камнепад. Пролетая по склону, камень периодически соударяется с другими камнями и постоянно меняет траекторию, набирая скорость. Не зря Высоцкий в своих песнях об альпинистах упоминал камнепад, как одну из причин гибели.

За время обеда мы еще дважды подверглись каменным атакам. Наскоро поев, мы покинули негостеприимный склон и поплелись по крупной осыпи к дороге.

Покорение Эльбруса: фото 19

Осыпь, или на туристском сленге «сыпуха» представляет собой груду камней, никак не закрепленных между собой. Такие камни изредка скатываются сами по себе, потому что те, которые могли куда-то скатиться, уже скатились. Характер сыпухи меняется, когда по ней идет турист. Тогда камни шевелятся, скатываются вниз с оглушительным грохотом.

По дороге, на которую мы через некоторое время вышли, постоянно перемещались люди. Большинство людей активно пользовались трекинговыми палками, но встречались и поклонники «классики» с ледорубами.

Трекинговые палки хорошо помогают при передвижении по сильно пересеченной местности, особенно на спуске. Они помогают «разгрузить» колени и продлить срок их эксплуатации. Применение трекинговых палок пришло к нам от западных туристов. Отечественные туристы, верные старым традициям, до сих пор используют для опоры только ледоруб, мотивируя это тем, что при срыве эффективно выполнить самозадержание на склоне можно только ледорубом. В принципе, так оно и есть, поэтому на ледниках и в тех местах, где возможен срыв и неуправляемое падение наша команда использовала ледорубы в качестве основного средства самостраховки.

Покорение Эльбруса: фото 20

Мы поднялись по дороге до «Бочек». Следуя указаниям МКК, мы обнаружили отличное место для стоянки, защищенное от камнепадов, лавин и прочих неприятностей, характерных для Гор. Пока мы отдыхали перед установкой лагеря, из-за поворота показалась идущая девушка с рюкзаком. За ней еще одна. Юра, как настоящий джентльмен, вытащил свой перекус и по мере подхода девушек, угощал их своими конфетами. Девушек было много, а конфет мало, поэтому он раздал все, что у него было запасено со вчерашнего дня. Немного погодя начали появляться мужчины. Их мы ничем не угощали. Юра занялся рекламой нашей стоянки, девушки, растроганные конфетами, ему подпевали и сердце руководителя группы Тимура было тронуто. На стоянке было установлено 5 палаток.

Пока Юра занимался установлением контактов между туристами, мы успели спрятать вещи от надвигающейся непогоды. Хлынул дождь. Мы с Андреем пошли к спасателям МЧС заряжать фото-видеотехнику и мобильные телефоны. Техники и зарядных устройств было много, а свободная розетка всего одна. Пришлось расставлять приоритеты.

Первое дело – связь. На Эльбрусе лучше всего работает МегаФон. Они еще в 2007 поставили на южном склоне свою станцию и объявили, что теперь сотовая связь будет работать даже на вершине. Почему-то нашей группе доложить о восхождении с вершины не удалось. Устойчивая связь наблюдалась на высотах ниже 5000метров НУМ. С МТС дела обстоят намного хуже: на высоте 4150м связь работает только в одном месте недалеко от Приюта 11. Связаться с МЧС Терскола всегда можно по телефону 88663871489. Там же можно запросить трехдневную метеосводку, которая никому не нужна, потому что погода в Горах меняется по нескольку раз на дню. С той же периодичностью меняются прогнозы.

Во время зарядки телефона в розетке вспыхнуло синее пламя. В бытовке спасателей погас свет и один из них произнес будничным тоном, что видимо молния снова попала в ЛЭП и теперь они снова остаются без света надолго. Пришлось возвращаться в наш лагерь не солоно хлебавши. Единственная полезная информация, которую мы почерпнули: вершинный камень не гранитный и пробить в нем отверстие под шлямбур, не расколов сам камень будет сложно. Один из спасателей патетически восклицал: «Зачем вы ее несете на Эльбрус? Вы думаете Эльбрусу нужна ваша Звезда?». Но мы не поддались на провокации и сказали, что Звезду будем устанавливать не для Эльбруса, а для себя. Я подумал, что раз в год сотрудников МЧС, работающих в условиях высокогорья, было бы неплохо проверять в лаборатории психофизиологического обследования, как оперативников АЭС.

Вечером креативной группе удалось осуществить видеосъемку ключевых моментов за день. Профессионализм Юры в роли телеведущего вырос на глазах. Отсутствие выносного микрофона на нашей видеокамере определенно можно считать недостатком, поскольку ветер и другие шумы внесли искажения. А ведь настоящего горного ветра мы еще не видели…

На ужин с отличным аппетитом съели вермишель со свиным языком. У этого консервированного языка есть только один недостаток: он мгновенно кончается. Похоже, производитель перемудрил с усилителями вкуса.

Перед отбоем произвели очередной замер пульса. У всех несколько повышенный, особенно у Андрея. Списали это на близкое соседство большого количества девушек из московской группы.

07.08.2010

По плану мы должны были налегке выйти на высоту 4700-4800м для акклиматизации. Никто из нас ранее не был на таких высотах, поэтому набор высоты в километр представлялся легким. Снова подъем в шесть часов, традиционный завтрак – мюсли на сгущенке. Ребята двигались, как сонные мухи. До полуночи они обменивались контактами с москвичами и особенно москвичками. Андрей не спал половину ночи, потому что его грелка пролилась прямо в спальном мешке. После расспросов выяснилось, что он сделал грелку из полуторалитровой бутылки, которую от воздействия кипятка сильно деформировало и крышку от очередного удара ногой во сне сорвало.

Грелки делаются из двух поллитровых пластиковых бутылок из-под «Кашинской». Вечером в них заливается кипяток из котелка. Обе бутылки плотно закручиваются и вставляются в отсыревший за день шерстяной носок. Получается что-то вроде примитивного термоса по эффективности теплоизоляции сравнимого с китайскими стальными. На сон грядущий оба «термоса» кладутся в спальник в район ног. Так добиваются нескольких целей сразу: сырые шерстяные носки за ночь превращаются в сухие, ноги первую половину ночи находятся в тепле и при любой температуре в палатке каждый участник восхождения имеет запас воды, пригодной для питья в количестве один литр.

Покорение Эльбруса: фото 21

По привычке мы надели страховочные системы, взяли ледорубы, веревку, рюкзаки. Пока мы собирались, московская группа налегке вышла на акклиматизацию раньше нас. У них по плану был выход на высоту 4100м. Ни у кого из них не было даже маленького штурмового рюкзачка. Меня, как руководителя, это сильно удивило. Когда мы стали набирать высоту, я понял, почему москвичи не взяли с собой ничего для оказания первой помощи, спасработ и других возможных ЧП. С утра южный склон Эльбруса на высотах от 3700 до 4300 представляет собой снежную дорогу, где каждые двадцать минут проносятся вездеходы МЧС (ратраки), ходят вверх-вниз группы туристов из самых разных стран в сопровождении спасателей для получения высотной акклиматизации. Одновременно на склоне находятся десятки людей, объединенные одной целью – взойти на высочайшую точку Европы.

Наша группа в полном альпинистском обмундировании весь день притягивала любопытные взгляды. Вот что имели ввиду в МКК, когда говорили, что на этом участке маршрута с пути сбиться невозможно! Слева и справа возвышаются скальные гряды, которые отделяют общепринятый маршрут восхождения от коварных ледников с трещинами, спрятанными под снегом. Пока мы глазели на окружающую обстановку, догнали москвичей на высоте 3900м. Группа Тимура двигалась вяло из-за резкого набора высоты накануне. Тем не менее, москвичи смогли выполнить свой план и вернулись в лагерь чуть раньше нас. Увидев девушек, наша группа взбодрилась. Ребята тут же забыли о гипоксии и шустро маршировали вверх.

Покорение Эльбруса: фото 22

Кстати, самая распространенная ошибка в Горах именно в том и заключается: «выложиться» раньше времени. Группа риска на восхождении спортсмены-разрядники, особенно силовики. Их мышление не позволяет работать в четверть силы. А работа в полную силу требует полноценного отдыха и восстановления всего организма. Во время восхождения такие комфортные условия бывают редко. Спортсменам я бы рекомендовал проживание в контейнерах на высоте 4000-4100м. Это более высокая ступень, чем «Бочки». Контейнеры оборудованы спальными местами и электричеством, которое подается несколько часов в сутки.

Через 20 минут бодрого шага вверх, у многих начала появляться тошнота. Именно так проявляется физическая перегрузка в условиях гипоксии. Пришлось волевым решением снизить темп набора высоты. У Андрея кроме тошноты наблюдалась сильная головная боль.

К обеду мы вышли на высоту 4560м, если верить показаниям GPS. Это как раз нижняя образующая скал Пастухова. Сильный ветер и надвигающаяся туча намекали нам о необходимости вернуться в лагерь на 3800. Вместо обеда съели перекус, отсняли видеоматериал о текущем дне. Гипоксия сказывается на всех. Шутки стали плоскими, в глазах потух огонек. Мы были готовы к такому повороту событий, поэтому восприняли апатию как должное.

Покорение Эльбруса: фото 32

В лагерь на 3800 возвращались почти бегом. Повсюду раскисший от солнечного излучения снег, ручьи, ратраки, люди. В районе Приюта 11 видели двух девушек, которые выскочили из ратрака, раздевались и с визгом прыгали в снег, одна из них прыгнула в неглубокую трещину с талой водой и визжала от счастья. Мы очень удивились такому поведению девушек. Я прислушался к их фразам, но определить, из какой они страны не смог. Рядом находились спасатели, которые спокойно смотрели на происходящее. Они еще не такое видели. Первоначальный момент набора высоты очень часто сопровождается эйфорией. Женщины наиболее подвержены влиянию эмоций, поэтому на них лучше всего заметны такие проявления гипоксии.

Мы спустились в лагерь, пообедали и поужинали одновременно. Обнаружили группу Тимура, почти все с головной болью и прочими «радостями горняшки». В нашей группе пульс показывал предельную нагрузку у меня и Андрея. Спасть легли в 20 часов, но боль в мышцах долго не давала заснуть.

Покорение Эльбруса: фото 24

08.08.2010

В наших планах было перенести лагерь на высоту 4200-4300м и совершить короткий акклиматизационный выход налегке до Косой полки (5000м). Прозвеневший в 5 утра будильник мы проигнорировали. В 6 часов нашел в себе силы подняться я и Дима. После вчерашнего набора высоты ощущалась слабость во всем теле. Дима даже не стал принимать снежно-водяные ванны. Обычно его утро начиналось с закаливающих процедур в ледяной воде, а при наличии снега – хождении по нему босиком. Однако утренние замеры пульса показали почти полное восстановление организма.

Мы поставили кипятиться воду на мюсли и стали поднимать других участников восхождения. Настроение было на нуле, присутствовала некоторая нервозность в поведении людей. Через некоторое время зашевелились люди в московской группе. Пока мы сворачивали свой лагерь, я успел перекинуться парой слов с Тимуром. Он сказал, что собирается к вечеру снизить высоту, потому что новички в группе не могут адаптироваться к длительному пребыванию на 3800. Наши ребята, увидев девушек, снова вспомнили, что они мужчины и взяли себя в руки. Быстро собрались и не спеша понесли свои 35 килограммовые рюкзаки на 4300. Мы учли вчерашние ошибки и шли медленно. Кроме того, вышли достаточно рано, поэтому солнце не успело растопить «дорогу».

Покорение Эльбруса: фото 25

К обеду мы уже нашли отличное местечко для стоянки на восточной гряде скал.

Покорение Эльбруса: фото 26

Прогноз погоды, переданный моей женой, обещал сильный западный ветер, так что западная гряда скал нас частично защищала от возможных сюрпризов. Пока оборудовали место стоянки и готовили обед, начала портиться погода. Я посчитал выход на Косую полку в таких условиях опасным, и оставил группу лежать и набираться сил в палатках. Пока лежали в палатках, ветер усилился и стал гнуть дуги каркасов. В нашем распоряжении были стандартные туристские палатки, не оборудованные ветрозащитными юбками, дополнительными штормовыми оттяжками и другими необходимыми элементами, характерными для горных палаток.

Пока мы выстраивали ветрозащитные стенки из камней, которых на скалах очень много, ветер развился в снегопад. Непогода разыгралась, и было видно, что основной фронт проходит где-то в районе Косой полки. Страшно представить, что было бы с нами, если мы оказались там, на 5000, в центре шторма. Снежинки, которые летели горизонтально, очень больно били по лицу. Рассмотрев одну из них на ладони, я увидел, что это просто кусочки льда примерно 2 мм в диаметре. К моменту, когда стихия разыгралась вовсю, мы уже сидели по палаткам, защищенные от ветра стенами из камней.

Покорение Эльбруса: фото 27

Когда ветер начал стихать, мы смогли отснять видеоматериал о событиях сегодняшнего дня. Разыгравшаяся стихия и наши правильные действия приободрили ребят. Несмотря на частично реализованный план акклиматизации, все понимали, что мы все равно продвинулись вперед, еще на 500 метров стали ближе к цели. Вечерние замеры пульса показали хорошую адаптацию к высоте у всех участников.

09.08.2010

Безоблачное утро встретило нас ласковым солнцем. Температура чуть ниже нуля, сухо и безветренно. Прекрасное начало дня. Все выспались благодаря раннему отбою и сниженной нагрузкой накануне. Утренние замеры пульса показали полное восстановление организма у всех участников.

На завтрак снова мюсли. Андрей сказал, что ему надоели мюсли и вместо завтрака попил чай с гематогеном. Мне самому надоели мюсли, поэтому ничего странного в его поведении я не нашел. Чем выше, тем менее устойчивой становится психика, тем легче раздражается человек. Это типичная мужская реакция на гипоксию.

Сегодня нам предстояло набрать еще 300-400 метров высоты и установить на скалах Пастухова штурмовой лагерь, после чего налегке все-таки выйти на Косую полку. Первым в нашей группе шел Андрей. Первому идти сложно, потому что лидер непроизвольно старается идти в полную силу, с хорошим темпом, при котором силы расходуются неэффективно. С нашим уровнем подготовки нормальный темп был бы 1 шаг в 5-7 секунд. Однако хорошее самочувствие участников привело к тому, что мы почти бежали в гору с рюкзаками. В течение часа мы обгоняли группы, которые совершали акклиматизационные выходы налегке. За два часа мы вышли на высоту 4600 метров.

Вдруг Андрей сел на камень и сказал, что не может идти дальше из-за сильной головной боли. Я снял его очки и посмотрел ему в глаза. Белки были очень красные, дыхание неровное. Мы с Андреем остались сидеть на 4600, а штурмовая группа из Димы, Коли и Юры пошла вверх, искать место для установки лагеря. На высоте 4700 был настолько сильный ветер, что установка палатки была просто невозможна.

Покорение Эльбруса: фото 28

Через 30 минут отдыха на 4600 у Андрея, несмотря на обезболивающие таблетки усилилась головная боль, появилась тошнота. Он лег на снег, держась за голову руками.

Высота не прощает самонадеянности, мы слишком быстро шли с тяжелой ношей и теперь организм нас наказывал за излишнюю прыть. Андрей уткнулся лицом в снег и затих. К этому моменту мы с Димой разгрузили его рюкзак от общих продуктов питания, которые понадобятся группе при дальнейшем восхождении. Я оставил указания группе по установке лагеря, сказал, что при непогоде мы с Димой переночуем внизу. После этого мы с Димой начали стандартную операцию по транспортировке пострадавшего.

Эту операцию мы отрабатывали на тренировках. Но одно дело тренировки, и совсем другое дело реальная ситуация, где каждая ошибка может стоить товарищу жизни, или здоровья. Поэтому начали с самого простого – привести Андрея в чувство. Частично это удалось. Я взял рюкзак, и мы с Димой стали перемещать Андрея вниз, поддерживая его с двух сторон.

Примерно через 50 метров сброса высоты Андрей оживился. Через 30 минут спуска я уже не мог догнать его, настолько быстро Андрей бежал к Приюту 11.

Покорение Эльбруса: фото 29У Приюта Андрей уже полностью пришел в себя, туристы из Украины, жившие в Приюте, напоили его альпийским чаем. В состав этого чая входит много трав, помогающих снять симптомы горной болезни. Мы договорились с хозяином контейнера, что на период восхождения остальной части группы Андрей поживет в Приюте с иностранными туристами. Мобильная связь в Приюте была нестабильна, но все же удалось организовать сеанс связи Андрея с родными в Удомле, чтобы исключить ненужные душевные волнения.

Мы с тяжелым сердцем уходили обратно, помогать оставшейся группе строить штурмовой лагерь. Я никак не мог понять, как проморгал начавшийся срыв акклиматизации. Только после восхождения и обсуждения случившегося с другими участниками восхождения появились предположения. Вероятнее всего здесь сказались несколько факторов: падение в трещину и получение несерьезных травм, которые в условиях высокогорья сильно ослабили организм. Но самой вероятной причиной «горняшки» я считаю перегрузку организма торопливым набором высоты с тяжелыми рюкзаками. Просто Андрей «сломался» первым. Жаль, он не дотянул до места установки штурмового лагеря каких-то 40 метров.

Путь наверх после напряженной эвакуации вниз показался неимоверно длинным и долгим. Через три часа непрерывного движения вверх мы с Димой достигли палатки, установленной на небольшом пятачке среди огромных валунов, скатившихся с восточной вершины Эльбруса. Остаток дня мы провели, выстраивая ветрозащитную стенку и готовясь к ураганному ветру. Однако в эту ночь нам достался полный штиль. Вечерние замеры пульса показали перегрузку организма. Из-за потери товарища настроение было ниже плинтуса. Короткий сеанс связи с Удомлей, доклад о ситуации с Андреем и никаких видеосъемок. Мы легли спать в 20:00.

Покорение Эльбруса: фото 30

10.08.2010

Утро выдалось ясным и безветренным, что для высот более 4600м редкость. С большим удовольствием мы получили смс о хорошем самочувствии Андрея и его контактах с греками и немцами. Немного огорчило отсутствие соли. Впопыхах, сортируя продукты из рюкзака Андрея, мы забыли переложить соль и эвакуировали ее вместе с личными вещами на Приют.

Вода в жидкой фазе на нашей высоте отсутствовала в любое время суток. Несмотря на то, что на леднике можно было загорать, раздевшись из-за тепла солнечного излучения, этого тепла не хватало на плавление снега. Поэтому снег на этих высотах называют вечным. На самом деле ледник постепенно сползает вниз, подтаивает и в виде реки уносится в море. Скорость «сползания» ледников зависит от многих факторов. На Эльбрусе она составляет примерно 1 метр за год. За счет постоянного холода на больших высотах в горах из окружающего воздуха постоянно конденсируется влага в твердой фазе. Так на место «сползшему» языку ледника приползает новый. Именно по этой причине невозможно составить достоверную подробную карту коварных ледниковых трещин.

Покорение Эльбруса: фото 31

Как я уже упоминал, воду нам приходилось получать плавлением снега и льда. Кстати, температура кипения воды на высоте нашего штурмового лагеря чуть больше 80 градусов по Цельсию за счет низкого атмосферного давления. Вода, полученная таким образом, получается полностью обессоленная. Если учесть отсутствие поваренной соли, то у нас остается немного времени для выхода на штурм вершины, поскольку работоспособность организма в условиях высокогорья без соли сильно снижается.

Мы решили попросить соль у других групп, если придется ждать штурма хотя бы пару дней.

Пока морщились и кушали мюсли без соли, увидели огромный камень, который под воздействием солнечного излучения разогрелся и вытаял из склона. Камень медленно сдвинулся с места и оборот за оборотом стал разгоняться, катясь вниз по склону. Траектория его движения постоянно менялась, он, то подпрыгивал, то сталкивался с другими камнями. В полной тишине он покатился по снегу дальше, сминая все на своем пути, и скрылся за перегибом рельефа. «Камень, камень!» - закричали мы. Именно так должен поступать любой альпинист, заметивший движущийся камень. В этом случае у нижерасположенных людей есть возможность примерно представить возможную зону поражения камнем и переместиться в безопасное место.

Увиденное огорчило нас: мы стояли на камнепадоопасном месте. А ведь буквально недавно насмерть завалило камнями альпинистов из Украины… Для безопасности можно было бы набрать еще 200 метров высоты и встать на верхней площадке скал Пастухова. Но наши палатки не выдержали бы ветра, который периодически налетает на скалы с запада. Поэтому мы решили остаться ночевать там, где стояли. Камнепады по естественным причинам преимущественно возникают в светлое время суток.

Покорение Эльбруса: фото 32

На сегодня в светлое время суток у нас был план дойти до 5000 метров. Подъем на 5000 дался очень легко, видимо накануне с рюкзаками мы получили изрядную акклиматизацию. С собой взяли «перекус» и GPS, включенный на запись трека. Этот трек поможет нам при ночном штурме, когда мощности налобных фонариков не хватит для ориентирования относительно вешек. Этот же трек можно будет использовать для выхода с Косой полки в условиях непогоды, когда видимости нет вообще.

Непогода на Эльбрусе ежегодно собирает свой кровавый урожай. Это основная причина гибели людей. Нам, жителям равнины, даже не представить, какие ощущения испытывает человек, попавший в штормовой ветер, несущий тысячи маленьких льдинок, впивающихся в лицо и незащищенные части тела.

А ледяное дыхание Эльбруса при скорости ветра десятки метров в секунду? Очень немногие могут похвастаться тем, что ощутили все это и остались живы. От момента обнаружения первых признаков непогоды до полной потери видимости может пройти не более двух часов. Время спуска с седловины до нашего штурмового лагеря примерно столько же. А если люди живут в Приюте, или Бочках? Поэтому стараниями МЧС на седловине Эльбруса строится хижина, в которой смогут переждать непогоду терпящие бедствие группы.

Быстрым шагом мы вышли на 5000 метров. Отсняли видеоматериал. На глазах на небо с запада стала наползать туча, несущая снеговой заряд. Мы поспешили спуститься в штурмовой лагерь. Сегодня у нас по плану ранний отбой, чтобы ночью мы могли выйти на штурм вершины. Нужно успеть приготовить поесть. Мы спустились на 4600 и обнаружили, что иностранная группа, стоявшая на соседней площадке, сворачивает лагерь. Они уже совершили удачное восхождение накануне и теперь уходили вниз, туда, где много воздуха и тепло.

Покорение Эльбруса: фото 33

Руководитель иностранной группы посмотрел на меня, показал на вершину и спросил «Тумороу?». Я кивнул головой: «Да, завтра». Мой коллега ткнул пальцем в тучу, озабоченно покачал головой и сказал только: «Гудлаг». Я махнул в ответ рукой: «И вам счастливо спуститься». Не люблю я всякие иностранные наречия, поэтому отвечал на чистом русском. Едешь в Россию, значит пытайся говорить по-русски. Из иностранной речи я готов понять слово «Хелп». Но для общения двух туристов не нужны были слова. И так все понятно. Они ушли, мы пришли. Обычное дело.

Как только иностранцы покинули лагерь, погода стала стремительно портиться. Буквально через час все небо вокруг затянуло тучами, подул порывистый, леденящий тело, ветер. Каждый выход из палатки был связан с неимоверными волевыми усилиями. Топили снег и готовили мы тоже в палатке. При свете фонарика Коля читал нам вслух книгу о военных подвигах наших бойцов и обычных людей. Несмотря на тяжеленные рюкзаки, Юра нашел место и силы, чтобы захватить в поход эту книгу. А Коля нашел силы читать вслух, несмотря на одышку.

Все-таки что-то было в нашем походе и в нашем памятнике. Что-то правильное. И ребята это чувствовали. У всех в глазах светилась решимость. Мне не хватило сил прервать чтение и скомандовать отбой. Все равно нервное напряжение не даст заснуть, да и ветер завывает настолько сильно, что мы выходим из палатки по двое, для взаимной страховки.

Снег сыплет зло. Он твердый и холодный. Даже если нам повезет, и погода к ночи наладится, идти будет тяжело. Тропу, набитую предыдущими восходителями не будет видно. Придется идти вслепую, по треку на GPS. Главное запомнить: слева трупосборник, справа трещины. Мы должны пройти точно посередине.

К 24 часам удалось получить обнадеживающую метеосводку: к середине ночи снег закончится и погода продержится до обеда. Значит, с учетом времени на установку памятника, на штурм вершины нужно идти не позднее 3-х часов ночи. Еще есть время поспать…

11.08.2010

Московское время 2 часа ночи. Местное время такое же. Наконец-то настал решающий момент, к которому мы готовились год! Вещи уже разложены по компрессионным мешкам с вечера. Сегодня эти мешки выступят в роли штурмовых рюкзаков. Эту идею подсказала нам моя жена. С учетом минимального собственного веса самих мешков, идея вполне дельная.

Юра растолкал сонных обитателей палатки, каждому посветил в лицо фонариком: «Я видел на небе звезды!». Не верится, что на улице не бушует метель. Еще 2 часа назад я засыпал под рев ветра и слушал, как шуршит снег по палатке. «Осадки в твердой фазе», - сказал я и повернулся на другой бок, закрывая глаза. Юра сильно потряс меня за плечо и сказал: «Это не осадки, это порывистый ветер гонит поземку, выгляни из палатки». Я выглянул из палатки и увидел звезды на небе, они были мелкие, но очень яркие. Юра прав, нужно попытаться выйти на штурм сегодня. Мне стало стыдно своего сонного настроения.

Вдруг по палатке мазанул свет фар ратрака. Я перевел глаза вниз по склону и увидел десятки маленьких движущихся огоньков – люди со всего мира собрались в одном месте и шли на штурм Эльбруса. Они шли очень медленно, по одному шагу в 3 секунды. Движение с таким темпом в условиях кислородного голодания позволяет двигаться долгое время без признаков утомления.

Мы вскрыли штурмовые пакеты с едой. Каждый съел то, что считал нужным. Чай в «термосы» был залит еще с вечера и положен в спальники. На то, чтобы надеть пуховку, анорак, ботинки и кошки ушло 20 минут.

К нашей палатке начали подходить самые быстрые восходители. Они кивали головами и останавливались на ровной площадке, не решаясь продолжить движение. Вечерняя пурга замела все ориентиры на пути подъема. Днем можно было бы идти, ориентируясь на восточную вершину Эльбруса. Днем можно было бы разглядеть макушки вешек, торчащих из-под снега.

Ночью все по-другому. Даже навыки ориентирования по звездам не помогают. Я достал из кармана GPS, включил его и сказал: «Дальше идем по треку». Видимость спутников была идеальная и погрешность определения нашего местоположения не превышала 4-х метров. Этого вполне достаточно, чтобы остаться на тропе восхождения. Главное – это внимательно следовать пройденному накануне пути, отображаемому на экране GPS.

Мы пошли на штурм. Люди, отдыхавшие у нашей палатки, пошли за нами. Они тоже помнили основные ориентиры: «слева трупосборник, справа трещины». Первым шел Дима, как самый бесстрашный член нашей команды. Кроме того, Дима единственный, кто может держать низкий темп движения. У всех остальных спортивное прошлое наложило отпечаток на стиль лидерства. Если выпустить вперед любого другого, он загонит команду и сам упадет через 200 метров набора высоты. Я шел последний. Дистанция между людьми минимальна – один шаг. Светоотражающие полоски, нашитые на одежду еще внизу, очень помогали выделить «своих» среди десятков двигающихся огоньков. Эти же полоски помогли бы в случае срыва одного из участников найти его в кромешной тьме, царящей на Эльбрусе ночью.

«Минута», - периодически кричал я, и вся группа останавливалась, переводя дыхание. Мы стояли минуту и двигались дальше. В этом движении сквозь тьму потерялось чувство времени и пространства, мы шли только по светящейся в темноте ниточке, читаемой на экране навигатора. Вот ниточка оборвалась. «Высота 5000, трек закончился», сообщил я своим спутникам.

«Вижу вешки», - сказал Юра. Дальше наш путь лежал вдоль вешек, заботливо расставленных спасателями МЧС и обозначающих безопасную тропу. Коля неоднократно участвовал в соревнованиях по ночному ориентированию, поэтому я был уверен, что поворот на Косую полку мы не проскочим.

Рассвет забрезжил, когда мы были на высоте 5150 метров. С рассветом люди, которые все это время шли за нами, осмелели и некоторые даже обогнали нас, торопясь забраться на вершину раньше других. У нас стояла задача не просто взойти на вершину, нам нужно было сохранить работоспособность и поставить Звезду.

Покорение Эльбруса: фото 34

К 7 часам мы дошли до седловины Эльбруса. Здесь мы отсняли видеосюжет, найдя местечко, где ветер был минимален. Роль телеведущего пришлось взять на себя, потому что у Юры наблюдалась полная апатия. Его воли хватало, чтобы сделать то, что нужно. Но от видеосъемки он категорически отказался. А ведь зрителям наверняка интересно будет посмотреть место, где был найден самый высокогорный труп егеря из немецкого «Эдельвейса».

Как можно воевать на таких высотах? Высоты выше 6000 называются «зоной смерти». Организм, даже в состоянии полного покоя, сбалансированного питания и сна не в состоянии обеспечить длительное функционирование из-за кислородного голодания. Каково же было наше удивление, когда на 5300 мы обнаружили палатку альпинистов, которых видели вчера на 5000. Они сладко спали, их палатка торчала из сугроба не более, чем на 30 сантиметров. Они успели установить палатку до непогоды. Мы на зимних тренировках тоже зарывали палатку в снег, чтобы спрятаться от ветра.

Покорение Эльбруса: фото 35

На седловине мы сделали привал, посмотрели на хижину, построенную для спасения людей в непогоду. Люди, идущие за нами, стали ложиться прямо на снег и засыпать. Спасатель МЧС периодически ходил между ними и поил чаем. Нам нельзя было расслабляться, иначе мы могли не успеть установить Звезду, поэтому мы двинулись дальше. Перед нами шел гид-проводник и иностранный турист. Они отчаянно вязли в рыхлом снегу и стояли, тяжело дыша. Мы подобрались к ним по ступеням, которые они натоптали. Гид сделал шаг в сторону. Иностранец повторил маневр. Мы без слов поняли друг друга.

Снова Дима вел к вершине всю международную группу. По дыханию Димы я понял, что он тоже близок к пределу своих физиологических возможностей. «Минута», сказал я. Мы все вместе сделали шаг в сторону и, переводя дыхание, смотрели, как очередные лидеры делают ступени. С каждым шагом вершина становилась все ближе.

Покорение Эльбруса: фото 36

И вот, наконец, мы подошли к холму, который называется западной вершиной Эльбруса.

Покорение Эльбруса: фото 37

На холме фотографировались люди. Это те, кто добрался до вершины раньше нас. Мы подождали, пока они закончат фотосессию и спустятся. После этого мы взошли на холм. Я сразу же подошел к вершинному камню, достал молоток и пробойник. Мои спутники дружно начали закреплять флаги на палках, чтобы даже при таком сильном ветре можно было сделать красивые фотографии с нашими флагами на вершине. Все эти действия уже были когда-то отработаны внизу. Только внизу не бывает такого сильного ветра, который может не только унести флаг, но и сбросить человека со склона. Ребята положили флаги на снег и коленями удерживали их. Выглядело очень трогательно.

Покорение Эльбруса: фото 38

У меня была своя задача. Легкими частыми ударами, чтобы не расколоть края отверстия, я пробивал отверстие в вершинном камне. Опять же, пробивка отверстия была отработана внизу, на гранитном камне у ледникового озера. Вершинный камень был не гранитный, спасатели были правы. Не знаю, сколько времени заняла пробивка отверстия под шлямбур. На тренировках мы укладывались за 27 минут со сменой пробивающего. На вершине Звезда была установлена быстрее. За это время удалось растянуть наши флаги на палках и сделать несколько снимков. Удалось заснять на видео и процесс установки Звезды и то, как она выглядит после установки.

Покорение Эльбруса: фото 39

Только очень мешал чей-то флаг, оставленный на вершине. Красно-черное полотнище развевалось на ветру, совершенно отвлекая от главного. «Мы не боремся с чужой символикой. Мы толерантные и гуманные!» Это я повторял себе, чтобы не выкинуть чужой флаг вниз, как когда-то наши бойцы сбросили флаг со свастикой.

Мы сфотографировали свои флаги на вершине, аккуратно сложили их и убрали в рюкзак.

Покорение Эльбруса: фото 40Покорение Эльбруса: фото 41

Они не превратятся в рваные тряпки, развиваясь на ураганных горных ветрах. Они не станут очередной горой мусора. Они не будут вызывать раздражение других восходителей. Просто потому, что мы оказались умнее. Наши флаги останутся с нами. А наша Звезда будет напоминать всем, в том числе иностранным туристам, о тех страшных годах, когда за каждый клочок этой безжизненной горы шла битва. Форма звезды и цифры 1941-1945 поймет даже тот, кто не знает историю. А кто не поймет – ему объяснят. Почему-то исторически Россия регулярно объясняет какому-нибудь агрессору, что мировое господство вещь сугубо виртуальная.

Покорение Эльбруса: фото 42Покорение Эльбруса: фото 43

Но вот дело сделано, Звезду установили, флаги сняли и убрали в рюкзаки. У подножия холма стояли люди и терпеливо ждали, когда мы закончим свои дела на вершине. Пора уходить. И в это время мы все ощутили страшную слабость. Мы отчетливо понимали, почему альпинисты в большинстве гибнут на спуске. Сил уже не осталось даже на движение с минимальным темпом. Мне было неловко за свою слабость. Единственный, кто сохранил остатки сил – это Дима. Юра сказал, что у него отморозились пальцы ног, несмотря на шерстяной носок и профессиональный высокогорный ботинок. А где-то в Удомле сейчас +40…

Покорение Эльбруса: фото 44

Если верить книгам, то температура в Горах падает на 5 градусов Цельсия каждый километр набора высоты.

Покорение Эльбруса: фото 45

Путь в штурмовой лагерь практически не отложился в памяти. Помню только последние 500 метров, которые я летел, сняв кошки и тормозя ботинками и палками по снежной поверхности. Это место называется Ледовым Зеркалом. Зимой здесь довольно часто бьются люди, поскольку поверхность льда в условиях сильного ветра приобретает высокую прочность. Кошки и ледорубы часто не оставляют даже следа на таком льду. Он называется глетчерным, или бутылочным. В августе все гораздо безопаснее, поверхность Зеркала более рыхлая и снег, лежащий на его поверхности, позволяет осуществлять скоростной спуск. Ощущение детства, когда съезжаешь с горки. Только в детстве мало у кого были горки с длиной спуска в полкилометра.

Дима развил космическую скорость и не останавливался. Иностранная группа, проходившая внизу, в ужасе разбежалась в стороны, а ее руководитель жестами показывал Диме, что надо перевернуться на живот и тормозить. Он не знал, что Дима отработал эти приемы до автоматизма, и просто не видит необходимости в немедленной остановке. Дима не видел надвигающихся снизу скал Пастухова, на которых стоял наш лагерь. Когда скалы приблизились настолько, что он их увидел, пришлось экстренно тормозить. Фонтан ледяных и снежных брызг в разные стороны. Раскинутые руки и ноги. Удары ледоруба. Наконец, Дима встал и, как ни в чем ни бывало, побрел в лагерь. Иностранцы с любопытством на него посмотрели. Кто-то захлопал.

В лагере первым делом мы доложили в Удомлю об успешном выполнении основной части экспедиции. Оставалось только спуститься. На наших глазах еще несколько камней прилетели сверху, спущенные неосторожными альпинистами. Некоторые камни пролетали в опасной близости от нас. Площадка, на которой мы стояли, все меньше мне нравилась. Она находилась неподалеку от тропы, по которой часть восходителей пыталась срезать путь наверх. В Горах самый прямой путь либо самый долгий, либо непроходим в принципе. В 2009 году на Домбае я пытался срезать путь на серпантине и на спуске угодил в закрытую трещину. Как успел выскочить, провалившись по пояс, до сих пор не понимаю. Но урок запомнился надолго.

Для поднятия жизненного тонуса команды я отменил ограничения на телефонную связь, введенные для экономии аккумуляторов сотовых телефонов. Мы приготовили праздничный ужин из консервированного мяса, ветчины и рыбных консервов. С Юриными ногами все оказалось не так уж плохо, к вечеру они уже вполне нормально функционировали, согретые специальной мазью.

Когда мы ужинали в палатке, вверху раздался вопль: «Камень, камень!!!». Наша реакция была почти мгновенная. Я покинул палатку первый, нырнув под тент и спрятавшись за огромный валун. Дима тоже нырнул под тент с другой стороны и присел за другим валуном. Коля покинул палатку последним, но почему-то оказался дальше всех. Я проводил взглядом камень, летящий по склону мимо. Надо было менять место ночевки, но сил на это не было. Отбой состоялся очень ранний, потому что за предыдущую ночь мы поспали от одного до двух часов. Вечерний замер пульса не проводился, поскольку перегруз организма за истекшие сутки был очевиден.

12.08.2010

Всю ночь нам не давали спать ратраки, забрасывающие группы альпинистов и туристов к скалам. Группы людей с налобными фонариками натыкались на нашу палатку и спускали сверху камни размером с железнодорожную цистерну… Утреннее солнце проникло в палатку. Я с облегчением понял, что это были обычные кошмары, вызванные переутомлением.

Мы наскоро позавтракали, затолкав в себя несоленые мюсли. Всем хотелось скорее спуститься вниз, где есть вода в жидкой фазе, где ветер не пытается сбить с ног человека, где тепло и есть соль. Мы быстро собрались. Перед самым выходом очередная группа туристов, проходящая мимо, спустила камень. Лениво покатился он мимо, метр за метром набирая скорость. Я вспомнил, что на нижней стоянке вчера тоже стояла палатка и закричал: «Камень!». Ребята подхватили. Мы выглянули за перегиб. Палатку уже сняли, люди тоже покинули камнепадоопасное место.

Покорение Эльбруса: фото 45

Путь до Приюта 11, где нас уже ждал Андрей, занял не более двух часов. Воссоединение команды прошло сдержанно, хотя видно, как обидно Андрею не дойти до вершины. Все наши шутки и воспоминания о восхождении для него были как соль на свежую рану. Но против физиологии не пойдешь. На тот момент его высотный потолок оказался ниже, чем нужно.

Юра и Коля остались на Приюте пообщаться с московской группой, которая продолжала проходить там акклиматизацию. Я увидел признаки ухудшения погоды и с остатками группы спустился до высоты 3800, на которой установили лагерь. Едва мы успели поставить палатку, хлынул дождь. Через несколько часов, когда дождь закончился, пришли Юра и Коля. Принесли новости. Пока мы бродили вдали от всех, на седловине спасали двух альпинистов от непогоды. Спасли. Андрей, который трое суток ел из одной миски со спасателями, тоже похвастал своей информированностью. На днях доставали из ледниковой трещины украинца. Их группа шла по леднику без связок, и один из них упал в закрытую трещину. Остался жив, хотя доставали несколько часов… Большинство ЧП были спровоцированы действиями самих пострадавших. Горы не прощают ошибок.

Покорение Эльбруса: фото 46

Вечерний замер пульса поразил. Сердце, натруженное высотой, билось с частотой 40-50 ударов в минуту. Ночью на нашей высоте прошел грозовой фронт, но мы этого уже не видели, потому что крепко спали.

Покорение Эльбруса: фото 47

13.08.2010

На следующий день мы проспали до восьми утра. Сердце уже билось в обычном ритме. Снова надели тяжелые рюкзаки и не спеша побрели по дороге, соединяющей Бочки и Азау.

Покорение Эльбруса: фото 48

Дойдя до станции Мир, мы, наконец, смогли выбросить мусор, накопившийся за время похода, в специальный ящик. Поразило, насколько мало мусорных контейнеров и урн установлено в местах, где ходят толпы людей.

Наш путь пролегал по живописным местам, рюкзаки после выброски мусора заметно полегчали, впереди нас ждала поляна Азау.

Покорение Эльбруса: фото 49

На обед мы остановились на альпийском лугу среди скалистых глыб. Пока Коля готовил обед, Юра фотографировал пейзажи, Дима контролировал склон на предмет камнепада. Поразительно, как быстро учатся люди в условиях реальной опасности.

Покорение Эльбруса: фото 50

После обеда мы вышли на высоту 2300. Такой плавный сброс высоты нам рекомендовали в МКК. Такая щадящая высотная акклиматизация помогает сохранить здоровье и гарантирует правильную работу мозга. Мы встали лагерем на поляне под Азау и побежали в магазин закупать тушенку. С большим удовольствием мы заправили картофельное пюре двумя банками тушенки. Очень хотелось шашлыка из баранины. Спать легли в предвкушении завтрашних покупок сувениров для родных и близких.

14.08.2010

Утро в очередной раз порадовало солнышком. Перед походом на рынок мы достали зеркальце и обследовали свои лица. Так я узнал, что все лицо у меня красное от солнечных лучей. Порадовали только участки кожи, покрытые бородой, до них солнечные лучи не добрались.

Рынок в Азау представляет собой пару десятков деревянных лотков, на которых выкладывают товар местные женщины. Очень напомнило рынок в перестроечной Удомле. Цены на рынке нигде не проставлены и стоимость товара вполне можно изменить в несколько раз. Главное помнить, что аналогичный товар можно купить в Терсколе, где он стоит минимум в два раза дешевле.

Покорение Эльбруса: фото 51

После закупки сувениров мы пошли в кафе, где заказали шашлык из баранины и хычины с мясом. Качество и скорость приготовления разочаровали.

После обеда я позвонил дежурному МЧС и снял группу с регистрации, нам рекомендовали остановиться в местечке Бивак под Терсколом. С этого момента мы официально закончили свой поход. Мы доложили об этом в Удомлю и МКК Твери.

Билеты на поезд были только на 16 число, поэтому мы передислоцировались в Бивак и остаток времени посвятили изучению местных достопримечательностей.

В Биваке мы встали лагерем рядом с одесситами, которые ждали приезда основной группы. Пообщались с ними, узнали, что массовость занятий туризмом в Одессе на высшем уровне, но финансирование турклубов очень слабое. Это заметно по снаряжению групп и очень сильно отражается на безопасности. За это лето Украина потеряла несколько туристов.

Вечер прошел тепло, поскольку мы парились в бане. Приятно было после двух недель скитаний и ледников прогреться в парилке.

15.08.2010

С утра в компании с братьями-славянами, с которыми мы познакомились накануне, выдвинулись на осмотр местных достопримечательностей: водопада Девичьи Косы и Обсерватории.

Водопад произвел впечатление, струи воды действительно похожи на распущенные девичьи волосы. Расположен он на высоте 2800 метров и некоторые туристы начинают чувствовать здесь симптомы горной болезни. Нам после трех ночевок на 4600 это кажется странным. А ведь еще две недели назад мы чувствовали учащение сердцебиения на 2300.

Покорение Эльбруса: фото 52

Побывав на водопаде, мы поднялись на площадку Обсерватории. Обсерватория здесь считается режимным объектом, и каждый местный житель может подсказать туда тропу и дорогу. Я надеялся договориться на экскурсию, или хотя бы на покупку видеофильма о работе обсерватории.

Покорение Эльбруса: фото 53

Реальность оказалась суровее. Хмурый мужчина с большой собачкой сообщил, что мы проникли на территорию режимного объекта и на нас обрушаться кары МВД, ФСБ и других силовых ведомств. Я высказал предположение, что вокруг режимных объектов должны быть инженерные заграждения и нормальная охрана. А что касается секретного допуска, то моей формы хватит, чтобы узнать все внутренности этой шарашки. Мы оставили мужчину стоять с открытым ртом. Похоже, он пытался понять, действительно ли я настолько крут, насколько сказал. Сложно у них там с чувством юмора. Одесситы оценили мое выступление и весело посмеялись.

Все вместе мы спустились вниз и поели в кафе, которое нам подсказали украинские туристы. Лагман был великолепен, даже не хотелось уходить.

16.08.2010

В 6 часов утра мы встали с закрытыми глазами, сквозь сон позавтракали и выдвинулись на автобус Терскол-Нальчик. Половину ночи мы провели в беседах о туризме в Украине и теперь расплачивались за это сонным состоянием. В автобусе Терскол-Нальчик мы сумели занять сидячие места, раскрепив рюкзаки к поручням. Народу битком. Стоимость проезда от Терскола до Нальчика 250 рублей, билетов не дают. Ехать 3,5 часа, поэтому мы успели выспаться.

В Нальчике на автовокзале к нам подошли местные таксисты и предложили подвезти до ж/д вокзала всю группу за 300 рублей. Изнеженные осознанием успешности своей экспедиции, мы согласились.

Проводница в поезде сказала, что откроет нам двери туалета сразу же после начала движения поезда и настойчиво попросила выстирать носки и вымыть ноги. Мы с достоинством ответили, что носки уже выстирали, еще пару недель назад и ноги вымыли… недели три тому как. Проводница посмеялась и мы поняли, что возвращаемся домой.

18.08.2010

В Москве рано утром нас встретил автобус Законодательного Собрания Тверской области. Так приятно было снова ощутить важность нашей миссии! Мы возвращались домой победителями. Кто знает это ощущение, тот поймет, о чем я.

Не прошло и пяти часов, как мы оказались в Удомле, у Белого дома. Когда водитель спросил, куда нас везти, мы ему так и сказали: «К Белому дому». Очень емкое название придумали наши земляки. У Белого дома нас уже ждали родные и близкие, представители городской администрации и станции, телевидение. Ребята, впервые за последние несколько недель оказавшиеся в центре внимания, немного смутились. Пришлось успокоить их, сказав, что представители администрации не кусаются, а телевизионщики вырежут все лишнее.

А вот и Жанна. Она сделала для нашего проекта столько, что на Звезде давно пора вырезать ее имя. Но настоящие герои остаются в тени. Поэтому благодарности людям, помогавшим осуществлению нашего проекта, мы выносим отдельным списком. Их много, этих добровольных помощников, и это радует!

А вот и видеоматериал:


Обладателем исключительных прав на товарный знак является учредитель ТРОО «Сноубордисты 69» Серяков Сергей Алексеевич
(Свидетельство на товарный знак №413824, выдано Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам РФ).
Незаконное использование товарного знака влечет за собой гражданско-правовую, административную и уголовную ответственность.